mountie
"На меня много кто влиял... Шагал, Рембрандт, пары бензина в пластиковом пакете". “Let the sky fall, We will stand tall At Skyfall”. "И прекрати выкладывать в своем ЖЖ наши планы ограбления банка".
У Джима были планы в Риме. Хоть он и до последнего думал не ехать туда самому. И его ждала встреча со старым другом - белокурая женщина с глазами цвета сицилийского моря, кодовым именем - Чайка, - как позже она признавалась, звал ее в детстве отец, - которым она пользовалась в то время, когда работала на Мориарти в далекой юности, и мощными криминальными связями и своим Diabolikal lover - да-да, пишется это именно так - сейчас...
Окончательное решение о поездке он принял в последнюю минуту, выяснив, что судьба распорядилась так, что решила снова столкнуть его в Вечном городе с Тем-Детективом. Как, хмурясь, называл его Полковник, догадываясь тем вечером, отпуская его в Рим.
С собой он доложил в легкую, кожаную, наскоро собранную, дорожную сумку Джима - только две вещи...
Проснувшись утром в гостинице, Мориарти распаковал на белой простыне - у окна с видом на желтоватые стены и окна, закрытые деревянными ставнями, в маленьком непритязательном номере с крохотными оригиналами масляных картин никому неизвестного автора в тяжелых рамах - цепочку с парой САСовских армейских жетонов на удачу и Беретту. Не сдохни, мол, там. Джим улыбался.
Встреча сорвалась на радость Морану.
Но с Римом у Джима случился свой мимолетный роман. Оставивший в памяти непонятное и усталое, но приятное послевкусие, когда поезд вез его через неделю еще теплым золотым ноябрьским утром в аэропорт.
На этих улицах совсем не чувствовалась осень. Хотя в Лондоне, как и везде в Европе в этих числах - уже совсем Рождество.
Встречи проездом через Флоренцию не было. И Мориарти не выбирался из города, а в некоторые дни и из отеля. Но были прогулки по улицам без какой-либо цели, бутики "Armani", "Valentino", "Ferrari", "Diesel" и "Piquadro". Базилики, фантаны, римские крыши, утыканные лесом антенн, и горячие каштаны. Фасады с деревянными ставнями, согретые оранжевым солнцем, и размытые желтые огни ночных узких улиц.
В Дьюти-фри Джеймс захватил Бастиану коробку какой-то местной замороженной что-то-чини "дряни" из пасты с названием "Tigre" и изображающим его рисунком на ней. "На, держи, Тигр". Снайпер благодарно ругнулся, бросив в морозилку и Джиму - угрозу, что приготовит это на ужин, и обнял. От Джима пахло воздухом с моря, сухими листьями и утренним кофе на далеком вокзале...